Статья "Ребенок в зеркале развода"

Статья из журнала «Семейная психология».

РЕБЕНОК В ЗЕРКАЛЕ РАЗВОДА

На каждом человеке висело какое-нибудь бремя - грузила, мешки с дробью, старые печные решетки -все от были рассчитаны на то, чтобы компенсировать физические преимущества. Но кое-кто выбрал се­бе бремя, не столь бросающееся в глаза, но куда более эффективное.

...Молодой смуглый брюнет, который был не в силах уничтожить сводившую женщин с ума хищную мужественность ни дрянной одеждой, ни отвратительными манерами, обременил себя женой, которую от секса тошнило. А жена молодого брюнета, которая вполне могла гордиться своим значком-ключиком привилегированного общества студентов и выпускников колледжей, обременила себя мужем, который не читал ничего, кроме комиксов.

На Земле жили буквально миллиарды людей, с радостью взваливших на себя какое-нибудь бремя. Ра­довались все они оттого, что теперь уже никто не мог быть лучше других. Все были равны.

 

Курт Воннегут. «Сирены Титана»

 

 

 

 

 

 

 

ОТ СТАНЦИИ «ЛЮБОВЬ» ДО СТАНЦИИ «РАЗЛУКА»

Мы выбираем, нас выбирают... И, наконец, выходим за­муж за человека, который соответствует всем нашим пред­ставлениям о достойном кандидате на роль спутника жизни. Потом постепенно выясняется, что спутники-то мы, конечно, спутники, но скорость передвижения у нас разная, да и на развилках мы с ним выбираем не всегда одни и те же напра­вления. И в один прекрасный день вдруг оказывается, что человек, который живет с нами в одной квартире, - совер­шенно чужой, делить с ним жизненное пространство боль­ше не хочется, к тому же он слишком хорошо знает, как при­чинить нам эмоциональную боль, и гораздо чаще, чем нам хотелось бы, применяет эти знания на практике.

В общем, приехали: «Поезд дальше не пойдет, просьба освободить вагоны». И рады бы освободить, но вот загвозд­ка: есть совместно нажитое имущество и дети, а на горизон­те маячит квартирный вопрос. Складывается парадоксаль­ная ситуация: вроде бы с этим человеком мы уже чужие, но с разводом связано столько разных сложностей, что при од­ной мысли о них становится неуютно.

И, наверное, самые тяжелые раздумья связаны с тем, как развод скажется на психологическом состоянии детей: всем нам хочется, чтобы у наших детей было счастливое детство и благополучная взрослая жизнь, которая может осложниться из-за травмирующих психику ребенка послед­ствий развода.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЫХОД ИЗ СЕМЕЙНОГО ТУПИКА -РАЗВОД

А КАК ЖЕ ДЕТИ?

Действительно, расторжение брака - не самая светлая по­лоса в жизни всех членов семьи - и больших, и маленьких. У тех, кто расстается, не должно быть никакихсомнений, что развод - единственный выход из тупика, в котором оказались их супружеские отношения - все возможные способы норма­лизации семейных отношений опробованы, все реальные шаги навстречу друг другу предприняты.

Все возможное, кажется, сделано, но эмоциональное на­пряжение в семье не уменьшается, и поэтому домой возвра­щаться не хочется, в семье неуютно, все время нужно скры­вать свои мысли и чувства, в доме царит обоюдное раздражение и неудовольствие.

Как правило, в таких ситуациях, как бы ни старались взрослые, чтобы семейноенеблагополучие на ребенке не ска­залось, он все-таки недополучает душевного тепла, хотя оно так необходимо детям для нормального развития. А откуда взяться теплу в атмосфере холодной отчужденности между родителями? Так что сохранять неудачный брак в неизменном виде из-за детей, как это делают многие, не стоит.Дети не станут от этого счастливее и благополучнее. Развод действует на ребен­ка так же, как ссоры родителей и атмосфера напряженности в семье, очень отрицательно.

Но чем дольше длится семейное неблагополучие, тем сильнее его отрицательное влияние на ребенка, причем мальчики страдают больше, чем девочки. Исследования по­казали, что агрессивность мальчиков, находящихся в семь­ях с частыми конфликтами, выше, чем у их сверстников из распавшихся семей, у которых к концувторого года после развода родителей поведение приходит в норму.

Чтобы вырасти психологически здоровым, ребенку не­обходимо чувствовать, что еголюбят и папа, и мама, но есть не менее значимый фактор: ребенку ОЧЕНЬ ВАЖНО ощущать, что родители - счастливые люди и любят друг друга.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ - СЧАСТЛИВЫЙ РЕБЕНОК

Почему-то приличным в обществе считается заботиться о других и совершенно недостойным уважения - умение позабо­титься о себе. Хотя на некоторых авиалиниях родителям в ава­рийной ситуации над океаном рекомендуют надеть кислородную маску и спасательный жилет сначала себе, а уже потом - своему ребенку. Надежно экипированный взрослый сможет помочь ре­бенку, а ребенок, даже в спасательныхсредствах, вряд ли ока­жет необходимую помощь взрослому. Разумный, проверенный практикой подход: человек, у которого все в порядке, гораздо лучше может позаботиться о других.

Исследования, проведенные во время войны в Домах ребен­ка, показали, что эмоциональное тепло необходимо детям для нормального развития не меньше, чемполноценное питание. Значит, человек, который заинтересован в том, чтобы у него вы­росли душевно здоровые и благополучные дети, не только мо­жет, но и просто обязан быть счастливым - чтобы создавать в семье необходимую всем атмосферу душевного тепла и света.

Кроме того, ребенок учится тому, как строить отношения со своим будущим супругомименно в родительской семье, и было бы хорошо, если бы он научился конструированию здоровых от­ношений.

ЛЮБОВЬ ИЛИ ЖЕРТВА

А что же происходит с родителями? Ни один человек не может долго существовать ватмосфере постоянного нервного на­пряжения и подсознательно ищет отдушину, способ расслабиться, снять напряжение: в творчестве, в частых встречах с друзьями, в просмотре телесериалов или боевиков, в чтении де­тективов или «женских» романов.

Может быть и такое, что мужчина или женщина, которые на­шли в драматическихколлизиях своего неудачного брака новое, более глубокое понимание семейного счастья, встречают новую любовь. Теперь они умудрены жизненным опытом ипоначалу с недоверием всматриваются в нового партнера: «Не сложатся ли узоры отношений с ним в те же тусклые картины серых безрадо­стных будней?»

Все новые тесты-ситуации предлагает жизнь, все новые со­мнения рассеиваются, как туман, и наступает день, когда обоим становится ясно: «Да, это он (она). Это мое настоящее счастье, это чудо, что мы встретились. Когда я с ним, мир, как в детстве,становится более живым и разноцветным. Я, оказывается, спо­собна на радостныепереживания, а мне казалось, все чувства давно умерли...»

Казалось бы, все прекрасно - живи и радуйся, оставив все страдания позади. Нет!В сознании «счастливчика» тут же начи­нает звучать мотив вины и жертвы во искупление этой вины. «Детям нужен родной отец, - точат сознание мысли, - да и мойбывший супруг (супруга) без меня пропадет от тоски, от голода, от холода, без крыши над головой, без денег, от пьянства, алко­голизма им наркомании (нужноеподчеркнуть)».

И постороннему наблюдателю сразу же становится ясно, что второй супруг в этом браке исполнял роль большого ребенка, задачей которого было благосклоннопринимать знаки внимания первого. Поэтому партнер, которому отводилась единственная в семье роль взрослого, испытывает муки совести: оставить супру­га  для него все равно, что бросить ребенка. Но ведь оставляет-то он не беспомощного малыша, а вполне разумного совершен­нолетнего человека, которому давно пора было избавиться от инфантильности.

Причем, многие дети хорошо понимают, что один из родителей на самом деле исполняет роль ребенка, и отражают это в рисунке семьи.

Например, одна девочка 14 лет изобразила свою семью сле­дующим образом: мама несет на руках сверток с грудным ребен­ком и держит за руку взрослую дочку. Рядом с грудным ребенком надпись «Пала». Мама, увидев этот рисунок, была очень удивле­на, но признала его справедливость.

 

 


Ошибки в поведении психологически более взрослого парт­нера как раз и состояли в том, что раньше он не давал возмож­ности своему супругу повзрослеть, то есть дать ему возмож­ность самому о себе заботиться, отвечать за свои чувства и собственную жизнь, не пытаясь разрешить его эмоциональные и экономические проблемы. Да и о своих интересах партнер, ис­полняющий роль единственного взрослого в семье, заботился нечасто, немного и небрежно.

РАЗВОД И ДЕТИ

Что же нужно делать родителям, чтобы уменьшить неиз­бежные неблагоприятные последствия развода для детей? Во-первых, в доступной для ребенка форме рассказать ему, избегая обвинений, что происходит в семье. Ребенку - и большому, и ма­ленькому - очень важно уважать обоих родителей.

Поэтому даже если одному супругу кажется, что другой ве­дет себя недостойно, лучше не прибегать к оскорблениям быв­шего супруга хотя бы из тех соображений, что ребенок получит еще одну психологическую травму: он утратит уважение к обоим родителям и в первую очередь к критикующему.

Даже очень маленькому ребенку можно просто объяснить: «Папа (или мама) от нас уезжает, жить с нами он больше не бу­дет, но будет приходить к нам в гости и гулять с тобой». Если ре­бенка интересуют причины распада его семьи, необходимо спо­койно рассказать ему о них - для него лучше получить щадящую душу информацию от любящего родителя, чем от случайных «доброжелателей» на улице.

По отношению к бывшему супругу оставшийся с ребенком родитель может выбрать один из трех стилей поведения.

Мама 7-летнего Жени старается никогда не упоминать, что у мальчика есть отец, хотя он регулярно платит алименты и жи­вет с ними на одной улице. Вроде бы проблема объяснений с ре­бенком по поводу развода решена: отца как будто бы никогда и не было, но вот ребенок явно страдает от неопределенности по­ложения с отцом.

Информация все-таки просачивается, и ребенку понятно, что отец все-таки существует, мальчику очень хочется выяснить подробности о самом родном ему человеке, но семейное табу (запрет на информацию об отце) мешает ему это сделать. Ре­зультат - повышенная тревожность, затрудненный контакт с ма­терью, трудности в адаптации к детскому коллективу.

Мама 16-летней Оли с упоением рассказывает по любому поводу, каким мерзавцем был ее бывший муж - Олин отец. Вро­де бы Оля должна соглашаться с мнением мамы, но вот что странно - об отце девочка вспоминает тепло, а с мамой контакт нарушен, Оля считает ее виноватой в разводе с замечательным человеком, которым был ее отец.

Наконец, мама 9-летнего Сережи нашла в себе силы для третьей, самой сложной позиции по отношению к бывшему мужу - она рисует сыну портрет обыкновенного человека, со своими достоинствами и недостатками. Результат - несмотря на то, что сложности в поведении Сережи есть, у него хорошие доверительные отношения с матерью, а значит, есть все предпосылки, чтобы с этими трудностями справиться.

В интересах ребенка развод между родителями должен произойти как можно спокойнее и быстрее, без драматических сцен и скандалов. Развод-это подобие хирургической операции, проводить ее надо только тогда, когда без этого действительно не обойтись , перед ее началом тщательно продумать все детали, посоветовавшись со специалистами: с психологом, с юристом, а потом действовать быстро и уверенно, в противном случае стра­дания только усилятся.

И обращаться бывшим супругам друг с другом и с детьми на­до так же бережно, как с любыми пациентами хирурга: какими бы плохими ни были отношения во время брака, развод и для взрослого, и для ребенка - все равно травма.

ПОСЛЕДСТВИЯ РАЗВОДА ДЛЯ ДЕТЕЙ

Считается, что последствия развода сильнее сказываются на мальчиках, чем на девочках. После развода мальчики стано­вятся более агрессивными, неуправляемыми, часто теряют са­моконтроль, одновременно возрастает их несамостоятельность и тревожность.

Эти формы поведения сохраняются от до 12 месяцев после развода. У девочек похожие реакции проявляются сразу после развода, но через года трудности в поведении и мальчиков, и девочек из разведенных семей сглаживаются.

Более взрослые дети лучше понимают особенности взаимо­отношений между людьми, поэтому у них больше возможностей понять и принять ситуацию развода родителей, чем у маленьких детей, которые часто воспринимают уход от них родителя как его отказ от ребенка.

Малыш в этом случае ощущает острую горечь от того, что с ним что-то не так, возникает чувство вины, формируется отрица­тельный образ «Я»: «Не понимаю, в чем я провинился, но, навер­ное, я что-то делал не так, я плохой, раз стал вдруг ненужным для родного и любимого человека».

Положение еще более усугубляется тем, что обычно раз­веденные отцы часто видятся с ребенком в первые месяцы после развода, а затем количество встреч с ребенком резко сокращается. Выход из этой ситуации такой: объяснить ре­бенку, что развелись его отец с матерью, а он как был их лю­бимым ребенком, так им и остался, просто папа теперь будет жить в другом доме. Но как бы далеко от ребенка он ни нахо­дился, он все равно будет продолжать любить его и заботить­ся о нем.

С другой стороны, подросткам тоже очень трудно дается развод родителей. Подростковый возраст - совершенно осо­бенный, трудности в воспитании подростка нередко возникают даже в благополучных семьях. Слишком серьезные вопросы решают люди - уже не совсем дети, еще не совсем взрослые - в этот период.

Им нужно собрать образ «Я» и спроецировать его на вре­менную перспективу (каким я был в прошлом, кто я сейчас, каким я буду в будущем). Необходимо решить проблему смыс­ла жизни - ведь жизнь конечна, значит, прожить ее надо ос­мысленно.

Чтобы выстроить и упорядочить свой внутренний мир, под­ростку необходима стабильность в семье. С другой стороны, кон­фликты в семье тоже бывают настолько привычным эмоцио­нальным фоном, что для подростка лучше уж потрясения в виде развода, чем стабильность в виде взаимных родительских ос­корблений.

Вообще психологические трудности у ребенка зависят не столько от возраста, в котором он переживает развод родите­лей, сколько от силы привязанности к члену семьи, без посто­янного присутствия которого он остался, и от его собственно­го отношения к ситуации распада семьи - некоторые дети сами говорят родителям: «Правильно сделали, что развелись-дав­но пора».

А в некоторых случаях дети, особенно подросткового воз­раста, переживают распад семьи как следствие несправедливо­го отношения инициатора развода к «пострадавшему» родите­лю. Это может вызвать озлобление подростка. Беспроблемный прежде ребенок вдруг становится замкнутым, начинает хуже учиться, легко обижается по самым незначительным поводам.

СЛУШАЮ, ЗНАЧИТ, ЛЮБЛЮ

Исправить ситуацию в этом случае можно, если и остав­шийся с ребенком, и другой родитель направят все свое вни­мание на восстановление эмоционального контакта, потерян­ного когда-то в семейных битвах против партнера, на укрепление взаимопонимания с ребенком.

Это можно сделать, обсуждая с ребенком свои и его чув­ства по поводу сложившейся ситуации - скорее всего, окажет­ся, что эти ощущения во многом совпадают, и это создаст хо­рошую основу для взаимного сближения.

Если чувства по поводу ситуации совершенно различны, все равно польза от обоюдного самораскрытия будет большой: если ребенок и родитель спокойно выслушают друг друга, их взаимное уважение от этих простых по сути действий вырас­тет во много раз.

Перефразируя известную пословицу, можно сказать так: «Слушаю, значит, люблю», ведь когда мы кого-то со всем внима­нием слушаем, мы отдаем ему самое дорогое, что есть у каждо­го человека, - время нашей жизни.

Кроме того, если какие-то негативные чувства уже достаточ­но полно проявлены словами, у ребенка будет меньше необходи­мости выражать эти чувства с помощью протестных форм пове­дения.

И родителям, и сочувствующим бракоразводному процессу с обеих сторон очень важно помнить, что душа ребенка - не поле брани, и когда бывшие супруги или родственники выясняют, кто был лучшим родителем, а кто худшим, они в первую очередь травмируют психику ребенка, а потом уже своих оппонентов.

ЧУВСТВО вины - плохой

СОВЕТЧИК В ВОСПИТАНИИ

В ситуациях, когда очевидны эмоциональные страдания ребенка, родителю очень легко совершить другую ошибку: поддаться чувству вины перед ребенком и начать его задари­вать и баловать.

Заметив, что он легко может управлять поведением роди­телей, если будет изображать определенные чувства: обиду, недовольство родителем, - ребенок, возможно, будет даже на­меренно сталкивать уже расставшихся родителей друг с дру­гом, извлекая из этого какую-то материальную выгоду.

При этом пострадает его душа, утратится способность к искренности в проявлении чувств, которая скажется потом на его собственной семейной жизни.

Чувство вины - вообще очень плохой советчик, оно лиша­ет человека каких-либо нравственных ориентиров, у него поя­вляется ощущение глобальной неправоты перед всеми, и при­нять правильное решение в такой ситуации попросту невозможно.

Перед родителями после развода стоит задача помочь ре­бенку вновь обрести уверенность уже в изменившемся мире семьи. А для этого родители должны сами чувствовать себя уверенными в правильности принятых решений и в своей спо­собности справиться с любыми возникшими ситуациями.

Е. П. Арнаутова, старший научный сотрудник социального развития дошкольника Центра «Дошкольное детство», так комментирует сложившуюся после развода ситуацию: «Чем больше ребенку от матери передается конструктивных пере­живаний, тем больше это стабилизирует психическую жизнь ребенка».

В жизни, к сожалению, часто после развода положение матери (в более чем 90% случаев ребенок после развода оста­ется с матерью) оказывается более сложным: нервы расшата­ны, а экономическое положение ухудшилось, к этому прибав­ляется сознание тяжелой, не разделенной ни с кем ответственности за благополучие ребенка.

Значит, чем более счастливым и благополучным будет чувствовать себя оставшийся с ребенком родитель, тем лучше будет ребенку. Поэтому, какими бы отрицательными персона­жами в сказках ни выступали мачеха и отчим, жизнь показы­вает, что лучший способ нормально воспитать ребенка - всту­пить в новый брак.

Яндекс.Метрика